No Image

Фото норок со снятой шкурой

СОДЕРЖАНИЕ
25 просмотров
15 ноября 2019

Всё-таки нет более жестокого существа на Земле, чем человек. Люди способны предавать, обманывать, но самое страшное то, что они убивают для собственного удовольствия.

Предприятия из России и Китая снабжают мехом мировые столицы моды: Милан, Нью-Йорк и Париж. Но за внешним блеском подиумов кроется звериная жестокость людей по отношению к животным, которых выращивают исключительно для того, чтобы убить. А всё потому, что меховые изделия пользуются огромной популярностью. Например, недавно одеяло из соболей было продано за рекордные 900 000 долларов США.

Около 1 000 гниющих норковых тушек было обнаружено возле одной из меховых ферм в Ленинградской области.

Мех каждого из этих существ принес владельцу фермы около 50 американских долларов.

Такие животные, как эта норка, гибнут в ужасных муках по всему миру лишь для того, чтобы удовлетворить спрос на меховые изделия. Как видишь, условия, в которых живут звери, также не отличаются особым комфортом.

Для того, чтобы пошить короткое пальто, необходимо около 35 шкурок, для длинного понадобятся все 90. На снимке модель демонстрирует изделия из меха чернобурки.

Еще несколько кадров, чтобы понять, в каких условиях приходится жить бедным животным.

Животных часто умерщвляют при помощи смертельной инъекции, вызывающей удушье. На Западе она запрещена, ведь в сущности такой укол только вызывает паралич и, когда начинают снимать шкурку, зверь еще жив.

На таких фермах животные живут от 8 месяцев до 3 лет, но в любом случае исход их жизни предрешен.

Если тебе небезразлична жизнь этих существ, непременно поделись этим материалом, используя социальные сети. Пусть как можно больше людей узнают о том, кто в действительности самое жестокое существо на нашей планете!

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Несмотря на все старания зоозащитников, новая норковая шуба остается заветной мечтой большинства российских женщин. В последнее время цены на меха упали — во многом из-за дешевого китайского товара, заполнившего рынок. По словам специалистов, мех из Китая выглядит красиво, но не выдерживает суровой русской зимы.

Между тем в России есть свои фермы, где занимаются пушным зверем. До конца 90-х их было более 500. Теперь осталось 22. Единственная кавказская находится близ села Пелагиада Ставропольского края.

В звероводческом хозяйстве «Лесные ключи» живут десятки тысяч норок. В ноябре пушистые хищники станут материалом для шуб, а пока тычутся любопытными красными носами в прутья клеток. В этом году «Лесным ключам» исполнится 50 лет. Норок, которых тут вырастили за это время, хватило бы, чтобы пошить шубы всем женщинам Ставрополя.

— Никто не будет делать бизнес, если он не приносит прибыль. В меховой отрасли очередной кризис с 2014 года. Тогда цены на норку упали почти на 70 процентов. У нас были запасы, подкожный жирок, поэтому предприятие выжило, — говорит Мухадин Хапсироков, генеральный директор хозяйства.

Ферма пережила трудные времена и смогла сохранить генофонд норок. Уникальность здешней стаи в том, что их праотцы прибыли на Кавказ из Америки. В России — от Кавказа до Урала — обитает норка европейская. Она имеет небольшое юркое тельце. Но из-за скромных размеров для шубного дела не очень подходит. Поэтому в начале 30-х годов прошлого века в страну завезли норок американской породы — они гораздо крупнее европейских. Правнуки тех зверьков стали базой для «Лесных ключей». Мех американской норки созревает к ноябрю, когда зверь готовится к зиме. Звероводы еще говорят — «цветет».

— Важно поймать этот период и в короткие сроки забить зверей, чтобы на шкурках не появилось пороков. Они же хищники, могут и цапнуть друг друга. Шкурки мы снимаем, помещаем в холодильник, затем обезжириваем, выправляем и сушим. Цвета «созревают» в разные сроки. Раньше всех — сапфир, позже всех — черная норка, — рассказывает Хапсироков.

Червячки и Любовь

Мы проходим по огороженному двору с рядами клеток — шедами. Мех пока и не думает цвести. Норки весной поджарые, сосредоточенные на любовных утехах. В каждой клетке они сидят по парочкам. К самкам подсаживают самцов, те прикусывают партнершу за холку и не оставляют ей выбора. Зверьки кричат и словно плачут, хотя ближайшие восемь месяцев никто не собирается их убивать.

На пять самок приходится один самец. В шедах 25 тысяч зверей, летом их станет в пять раз больше. Щенятся самки в мае-июне. В одном помете обычно от семи до десяти детенышей, а бывает и пятнадцать. Весят они десять граммов, голые и слепые («червячки» — называют их на ферме).

— Если у норки пропадает молоко, она может съесть или затоптать своих червячков, — говорит директор. — Поэтому в таких случаях мы забираем приплод. Малышей выхаживаем сами. В карман фуфайки их — и с собой, кормить молоком из пипетки… Деваться некуда. Любознательные норки встречают гостей и немного отвлекаются от процесса зачатия, чтобы обнюхать пришельцев. Век их короток, всего два года жизни в клетке, и каждый чужак — событие.

Читайте также:  Баклажаны со стручковой фасолью

— Не вздумайте совать палец в клетку, — предупреждает работница фермы, по имени Любовь. — У норки очень острые, загнутые внутрь зубы, прокусит до кости. Останетесь без пальца. Любовь приходит к норкам каждый день, управляется с ними, спрятав руки в суровые перчатки. Зверя женщина берет за хвост, но и так он легко может выгнуться и цапнуть. Непоглаженная норка отворачивается и идет умывать мордочку в миске с водой.

Побег в курятник

Во времена СССР в окрестных деревнях во дворах держали норку, песца, лисицу. Зверей забивали и шили шапки. — Естественно, из хозяйства воровали корм. Как тогда это называли — «брали», — говорит директор. — Теперь та история закончилась. Норка может стать и домашним животным. Но ее надо приручать совсем юной и каждый день проводить с ней много времени. А еще сразу попрощаться с занавесками, проводами, да и сном — хищник очень активен в темное время суток.

— Случается, у нас их берут, чтобы держать дома как кошку. Но не справляются и возвращают. У норки есть очень пахучая железа. Если зверь чувствует опасность, отреагирует как скунс. А амбре крайне едкое, ничем не выведешь. Говорят, в советские годы экстракт из этой железы добавляли в духи — чтобы запах был стойким. В хозяйстве норки живут на огороженной территории, но порой сбегают из клеток. Тогда они направляются в соседнее село — и начинается «дискотека».

След хищника выдают задушенные курицы. Норкой движет охотничий интерес: задушить птицу она способна, а вот утащить — нет. Местные жители отлавливают грабителей и возвращают на ферму. Курятина — гастрономическое разнообразие. Обычно норок кормят отходами переработки рыбы, мяса и птицы плюс злаковые — смесь на конвейере распределяет между клетками специальная система.

За день зверь съедает до 350 граммов пищи. Раньше кормили и мясом, но выходило неприлично дорого. Норки живут скученно, поэтому поголовье постоянно проверяют на инфекции. Особенно опасна алеутская болезнь. — Это иммунодефицит у норок, — объясняет директор. — Пробы крови мы отправляем в Новосибирск, там есть специальная лаборатория. Подозрительных животных держим в карантине.

Здоровый молодняк селят по двое-трое, важно, что они — из одного помета. Иначе бы перегрызлись насмерть. Кстати, из этих же соображений между клетками оставлено небольшое расстояние — чтобы животные друг друга не покалечили и не испортили ценный мех. Светло-серая шерстка блестит на солнце, красный нос тычется в сторону камеры. Зверь уверен в своей неотразимости и охотно позирует. И так — все 25 тысяч. Словно это одна-единственная норка, меняющая окрас. Считается, у этих зверей одинаковый характер — любопытные холерики, они готовы все время метаться по полу и потолку своих темниц.

В некоторых странах норок на фермах душат газами. В России давно применяют другой способ. — Есть такой препарат, он используется для наркоза, а если превысить дозировку — убивает. Колется подкожно, и в течение 30 секунд зверь просто засыпает. Дыхание останавливается, — объясняет Хапсироков.

— Недавно в сети появились видео зоозащитников, якобы снятые в звероводческих хозяйствах. Там показано, что со зверей сдирают шкуру живьем — чтобы мех лучше блестел… — Зоозащитники придумают все что захотите. Я в этой отрасли работаю 40 лет и такой картины не видел нигде. Это представить страшно. Качество меха не зависит от способа убийства. Если мех хороший, то хоть как норку убивай. Животное чувствует приближающуюся гибель — в любом случае. Но это не влияет на шкурку… Когда у нас забивают норок, я стараюсь не появляться в цехах.

Сколько норок в одной шапке?

Мы приезжаем в цех. Недавно здесь поставили датскую линию по первичной обработке меха. После того, как зверь навсегда засыпает, его тушку погружают в специальную центрифугу. Там она крутится 15 минут, затем отправляется на станок, где шкурка разрезается и снимается. На следующем станке мех обезжиривают и снова отправляют в барабан — так с мездры удаляются остатки жира. Через полчаса верчения шкурку вытряхивают и передают на правку — растягивание. Затем натягивают на колышки и сушат. Шкурку самца — 76 часов, самку — 48. За день цех может обработать три тысячи норок.

Звероводческое хозяйство работает и по советским технологиям — в старых цехах пол заляпан засохшей кровью, и узнавать, как тут разделывают зверей, совсем не хочется.
— Жалко, а что сделаешь? — говорит главный зоотехник предприятия.

В природе норки, как правило, коричневые, с палевыми пятнышками, разнообразием цветов не отличаются. На звероферме занимаются выведением новых окрасов. В тренде норка цвета сапфир, есть и белые, серебристо-голубые, черные, кремовые. Мех можно покрасить в любой цвет. На складе лежат и розовые шкурки — даже они найдут своего покупателя.

Читайте также:  Настойки для поднятия иммунитета у взрослых

Датская технология дороже, но именно ее выбирают зарубежные клиенты. Российские покупатели чаще берут шкурки, обработанные по старинке. В целом после выделки и у тех, и у других получается одинаковая площадь. На складе с выделанным мехом (его приводят в порядок на одной из фабрик Краснодарского края, красят и возвращают в хозяйство) сумрачно и тихо. Мягкие шкурки свисают хвостами вниз. Любопытные красные носы стали дырками на иссушенных мордочках.

— Тридцать шесть хвостов — одна женская шапка, — рассказывает директор. — Это если делать дешево и скромно, не из цельных шкурок. Вообще, на производстве все идет в ход: и хвост, и лапки. Но бывает и так, что шубу шьют только из спинок норки — они смотрятся богаче.

Куда уходят шкурки

Шкурки реализуют на международных европейских аукционах. Черная норка стоит от 37 евро. Самый дорогой мех — цвета сапфир (средний тон между голубым и серым). Цена на одну шкурку самца с короткой шерстью, так называемый вельвет, доходит до 60 евро. Шкурка самки в два раза меньше, чем шкурка самца, соответственно, ценится ниже. По словам Хапсирокова, 80 процентов аукционных покупателей — китайские предприниматели. И они же экспортируют норку собственного производства в Россию и Украину.

— В страну приезжает китайская норка. По качеству она гораздо хуже, чем наша. Вы наверняка слышали эти рекламные ролики, где сулят полушубок за 20 тысяч рублей? Так вот, себестоимость одной шкурки самки норки — около 1,5 тысячи рублей. На это изделие нужно примерно 30−40 самочек. Вам только материал обойдется в 50−60 тысяч. Плюс пошив. Продавцы рассказывают, что китайская норка — хорошая. А потом шубы расползаются по швам и не выдерживают снег.

Взять, например, пятигорский шубный рынок — один из самых крупных в стране. Он наводнен китайским мехом. Там построен огромный пятиэтажный склад, забитый товаром. И это не отечественный мех — российская норка не может стоить так дешево. Мех китайский от российского отличит только специалист. Блестит он так же, зато после дождя со снегом покажет себя. — В Китае на выделке шкурку максимально сильно вытягивают, выжимая из нее все, что можно выжать. — Мухадин проводит рукой по шкурке. — Себе они закупают наш мех, а свой продают в Россию.

Как выбрать шубу из правильного меха
Мех надо помять и продуть — у нормальной норки мездра (кожа) не будет видна. Если видна — значит, мех некачественный.
Мездра не должна хрустеть или быть слишком сухой — это говорит о некачественной выделке. Для проверки сожмите мех изнутри. Слышите неприятный звук? Ищите другое изделие. Пересушенная норка со временем будет терять ворс.
Если мех неприятно пахнет, шкурка была обработана неправильно.
Если мездра слишком серая или слишком желтая (у неокрашенного меха), вам пытаются продать изделие из престарелой норки.

Вечером Любовь снова приходит к норкам. После многих лет на ферме у нее выработался иммунитет к зоозащитным вопросам.
— Знаете, вам не жалко курицу, не жалко корову и не жалко свинью. А вот пушистых зверей — жалко. Вам не кажется это лицемерием?

Я смотрю на юрких зверей и вспоминаю мертвые шкурки с пустыми глазницами. Идея пошить шубу и стать женщиной-женщиной навсегда остается в цехах зверохозяйства. Хотя на скромный полушубок их бы ушло всего тридцать штук. Своих норки словно узнают и как-то по-особенному вытягивают мордочки.

Источник
Автор – Екатерина Филиппович

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках, в ютюбе и инстаграме, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс видео о том, как это сделано, устроено и работает.

Одежда из меха норки, лисы, песца и других зверей – все эти шубы и полушубки, оторочки и воротники нравятся многим женщинам. Считается, что облачиться в меховую шубу – значит, утеплиться и украсить себя, придать облику определенную статусность.

Но в последнее время все больше женщин отказывается от натурального меха, покупая не менее красивые и качественные шубы из меха искуственного или вовсе переходя на стильные синтепоновые куртки. При наличии альтернативы люди не хотят спонсировать мучения животных, которых убивают ради меха. Ведь ни для кого не секрет, как добывают мех для шуб.

Читайте также:  Напиток из лошадиного молока

Но востребованность пушных изделий в странах СНГ не уменьшается. Бизнес от звероферм приносит его владельцам неплохой доход, поэтому отказываться от этого ремесла они не намерены.

Недавно корреспонденты газеты «Глубинка» побывали на типичной звероферме в Беларуси и взяли у ее владельцев интервью. Каково это – выращивать зверей на мех? Как получают мех для шуб? Опытом поделились бизнесмены — Владимир Борисенок и его супруга Екатерина Клицова.

Их звероферма расположена в Оршанском районе, деревне Литусово. Существует уже 20 лет. Раньше выращивалось и забивалось не менее 17000 ежегодно. Но предприниматели перестали справляться с такими объемами, слишком много животных гибло от болезней, рук на всех не хватало, и поголовье сократили. На январь 2013 года в клетках было лишь 600 голов лисы и песца, а также 1000 голов норки. Остальных животных к тому времени уже забили.

Разводят они серебристо-серого песца, жемчужную и черную скандинавскую короткошерстную норку, чернобурку и рыжую лису-огнёвку. В процессе диалога корреспондент и Екатерина прохаживались вдоль длинных рядов клеток, большая часть которых уже пустовала. Оставшихся зверей планировалось забивать через неделю. По словам животноводов, мех должен «дозреть». В живых фермеры хотели оставить только самок и самцов, необходимых для последующего разведения зверей.

В естественных условиях продолжительность жизни норки составляет 10 лет. На ферме же, по словам Екатерины, прожить они могут не более 3-х лет — из-за усиленного вскармливания (для ускоренного роста) печень зверьков быстро поражается. Основная масса норок живет только 8 месяцев, рождаясь в апреле и отправляясь в расход в ноябре. Аналогичный срок и у лис с песцами. Исключение составляет лишь песец-оплодотворитель, которого держат 7-8 лет. Однако для этого в сезон он должен крыть не менее 30 самок. Вот и ответ на вопрос…как добывают мех норки.

Екатерина призналась, что никакой жалости к разводимым животным не испытывает, когда тех приходится убивать. «Наверное, профессиональная деформация. Чувствую только глубокое удовлетворение от того, что трудный и долгий рабочий процесс завершается. Радуюсь, что удалось получить качественный мех, который продам и заработаю хорошие деньги,» — призналась она.

Хозяева отмечают, что сложнее всего приходится с лисами, они наиболее агрессивны. А вот песцы, напротив, очень спокойные и добрые. Что касается норок, так это довольно любопытные животные и многое позволяют человеку. Екатерина заметила, что чем светлее тон окраски, тем добрее животное.

«Обычным людям кажется, что нет ничего сложного – посадил в клетку, корми да жди, когда вырастет. Не знают они, что звероферма – адов труд. Корм нужно найти, привезти, где-то хранить, все им правильно готовить, давать вовремя… Что-то сделаешь неправильно – и качество меха ухудшается. Главное в разведении пушнины — это своевременное планирование всех действий как минимум за полгода. Например, если в июле им жарко, когда они малыши еще, то к ноябрю, к забою, качество меха будет не то. Вот было у нас: родились щенки хорошие по 2,5 см, провели вакцинацию. И тут раз и жара 28 гр. Детеныши к жаре не готовы, умирало 30-40 голов в сутки, сердце их не выдерживало,» — рассказала хозяйка.

Когда приходит время, зверьков усыпляют смирительной инъекцией. Сердце останавливается и начинается процесс их обработки, на который уходит двое суток. Шкурки обезжиривают поначалу вручную, а затем — с применением особого барабана с опилками. Затем их натягивают на специальные деревянные доски для сушения. Под конец шкуры бросают в барабан с опилками и бензином (бензин – для мягкости меха, чтобы он принял товарный вид).

Стоимость одной шкурки норки составляет $50, песца около $120, а лисы достигает $170. Для шубы из норки понадобится около 60 шкурок, для полушубка — около 35. На полушубок из лисицы или песца уходит 12 шкурок.

Екатерина много лет занимается пушниной, но своего мехового пальто у неё нет. «Считаю, что деньги не должны висеть в шкафу, лучше их в производство вложу», — такое мнение у хозяйки зверофермы. Также не понимает она и претензий защитников животных. «Люди же цветы на продажу разводят, убивают их, потом продают. А я выращиваю лис, песцов, норок и продаю мех. Такова жизнь».

Конкуренции искусственного меха Екатерина не боится, считая, что женщины всегда будут предпочитать натуральный. Хозяйка гордится своей работой – тем, что помогает женщинам обзавестись статусной вещью, которая, по ее мнению, делает обладательниц на 10 лет моложе.

А вот Марина Ривьера с ней не согласна. Ее легкие, красивые шубы из искусственного эко меха приходятся современным женщинам по душе. Шубки греют даже при температуре минус 35 гр, при этом высокотехнологичные материалы весят очень мало — иногда не более 2 кг. По мнению Марины Ривьера, искусственный мех в разы превосходит натуральный.

Комментировать
25 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector