No Image

Фанфики про гарри поттера янтарная петуния

СОДЕРЖАНИЕ
5 просмотров
15 ноября 2019

Наградить фанфик "Янтарная петуния"

Часть 24

Петуния сурово поджала губы, вчитываясь в письмо сестры. Светлые волоски встали дыбом, а губы то и дело норовили расползтись в оскале. Приветливом и дружелюбном, как у Кеи в горячке боя. Лили ничего особо не объясняла — оно и понятно, бумага не то, чему можно доверить что-то серьезное. И пусть в способность Занзаса защитить письмо девушка не сомневалась — характер у птицы был такой же мерзкий, как у тезки — здоровую паранойю сестры блондинка одобряла. Другое дело, что для этой паранойи была причина. И вот это ей ну совсем не нравилось. Ведьмочка кратко, без объяснений причин отменила следующую встречу, сообщила о том, что в ближайшем обозримом будущем они видеться не смогут, попросила за это прощения, и смутно намекнула на возможную опасность для самой Петунии. Больше всего на свете в данный момент времени блондинке хотелось что-нибудь сломать, потому что интуиция весьма тревожно отзывалась о сложившейся ситуации. Ну, как тревожно — в голове выла и переливалась сигнальными огнями боевая тревога. Казалось, еще чуть-чуть, и можно будет услышать противный вой сирены противовоздушной обороны. Другое дело, что причин для этого не было. Конечно, в Магическом мире шла война, и опасность как бы была, но! Местный Темный Лорд, хотя и был явным козлом, нападал только на взрослых. Матерей и детей ни он, ни его ручные Пожиратели не трогали. Понимал, гад, что в таком случае вся Теневая аллея не пожалеет сил, сдохнут сами, но его размажут в лепешку. Потому как среди обитателей этой чудной улочки было слишком мало людей и слишком много тех, кто размножался с трудом. Дети для них были драгоценны, для некоторых — и вовсе бесценны. Что, впрочем, не означало, что те же ассасины не возьмут заказ на ребенка или беременную. Или что неосторожно забредшего детеныша не приберут к рукам… или зубам. Поэтому причина, по которой гиперинтуиция так надрывалась, оставалась для Петунии загадкой. В который раз она пожалела, что не владеет ни способностью Юни видеть будущее, ни способностью Бьякурана просматривать варианты событий в параллельных мирах. А может, и слава богу — недаром Джиглио Неро была такой фаталисткой, а Бьякуран — абсолютным пофигистом по отношению к любому бреду. Неудивительно — когда видел ну вот совершенно все — начиная от женской версии своих знакомых и заканчивая миром где все они — пони — все кажется таким мелким и незначительным. Именно поэтому блондинка, наплевав на принятое решение не соваться к Эмберу в ближайшие месяца три — картину мира, несмотря на принятое решение, ей все же было нужно восстановить — все-таки решила навестить Магический мир. Ей были нужны ответы на свои вопросы, и она их получит, даже если окружающие будут сопротивляться. Особенно если будут.

Честно говоря, Элиза давненько не видела босса такой раздраконенной. Дай Бог памяти, в последний раз блондинка так бесилась во время визитов полиции. Что такого могло случиться за три часа, девушка не представляла, однако немножко нервничающая до своего ухода мисс Петуния по возвращении больше напоминала злющего дракона. Разве что огнем не плевалась, и то… мелькало в глазах что-то такое… нехорошее. Заваренный чай вместе с чашкой отправился прямиком в стену, оставляя малосимпатичное пятно. Элиза видела хозяйку разной — включая те моменты, когда Петуния напоминала Карающего Ангела, но такой — в первый раз. Если после смерти Виктора блондинка заледенела, вымораживая ненавистью и ошпаривая холодом бурлящего азота, то сейчас Эванс больше напоминала бурлящий вулкан, из которого вот-вот потечет лава. Честно говоря, Элизе очень хотелось узнать, кто сумел довести солнечную блондинку до подобного состояния. Неизвестного или неизвестную она не жалела ни капли — Петуния была не из склонных к намеренному насилию людей, да и эмоции, пусть обычно весьма яркие и непосредственные, и все же были ею контролируемыми. Бойтесь гнева спокойных — потому что только они могут выплеснуть всю скопившуюся за года терпения ярость одним разом, сильно и мощно. Все равно что на едва-едва тлеющие угли плеснуть ведро спирта. Если сперва может показаться, что жидкость потушила искру, то спустя мгновение можно горько пожалеть — взрыв пламени вполне может сжечь. А потом так же резко опасть, снова едва тлея, дожидаясь следующего мгновения.

Читайте также:  Как приготовить тыкву спагетти

Ил действительно обожал Петунию Эванс. За то, что она горела. Не для себя. Для других. За всю свою жизнь — а она у ассасина была очень, очень длинной — он встречал подобных блондинке людей всего пару раз. Потому что гореть душой, освещая и согревая всех без исключения — практически никто не мог. Если хочешь сиять, словно солнце — попробуй сперва словно солнце гореть. Петуния не пробовала. Она горела, сжигая себя и свою душу по кусочкам для окружающих ее… созданий. Без сожалений, без страха, без обязательств. Много ли найдется в мире тех, кто без колебаний протянет руку во тьму, хватая залитые кровью ладони, и, не вытаскивая на слепящий сжигающий свет, будет удерживать от падения в страшную Бездну, в которой теряешь самого себя? И как много из них сможет гореть, не сгорая? Даже феникса в конце концов опаляет собственный огонь, пусть и для того, чтобы подарить новую жизнь. Беззаветная Жертва — вот какая суть была у Петунии Эванс. Не жертва маленького агнца, идущего на заклание от безысходности, не жертвенность отчаявшегося смертника — нет. Но и не благородная Жертва Спасителя во имя Мира. Когда отдашь все, что угодно, все, что у тебя есть, ради других — тех, кто дороже всего на свете. Когда цена, которую придется заплатить, не имеет значения. Когда единственный неприемлемый исход — это смерть. Глупы те, кто думает, что самая большая жертва, что можно принести — это отдать жизнь за семью, друзей, близких. Не умирать ради них, а стоять до самого конца, каким бы он ни был, заслоняя собой от всех несчастий, подниматься снова и снова, раз за разом вытаскивая себя из Чертогов Смерти только ради близких… Ведь если умрешь — ты их оставишь. И удержать их от падения в Бездну будет некому. И заслонять собой от опасности никто больше не станет. В желании Петунии жить не было ничего эгоистичного. Она жила ради других. И тем страшнее ярость подобного существа. Наёмник не обманывался — Петуния не была человеком. Потому что человек на такое не способен. Мальчишку, что возомнил себя вершителем Судеб, ни Илу, ни Эмберу не жаль. Они оба на своем веку повидали немало таких «Лордов», и пережили их всех. И если тот был столь глуп, что разозлил Небеса… Что же, да познает тот их гнев.

Читайте также:  Корнеплод редиса это видоизмененный

Наградить фанфик "Янтарная петуния"

Часть 27

О природе медальона Мукуро просветил ее только спустя две недели после того, как притащил эту гадость в ее дом, после чего девушка гоняла удирающего туманника с полотенцем наперевес по всему кабинету, угрожая отлучить от самого святого — пироженок личного приготовления. Угрозой тот проникся и каялся во всех смертных грехах, однако особого раскаяния в утаивании информации не испытывал. — Но это же было так интересно, Тун-тян! Когда бы еще я смог изучить кусочек души, да еще кого-то вроде Волдеморта! А ты бы мне не разрешила, а сразу бы расплавила, — покосилась разноглазая зараза на оплавленный кусок металла, который до этого был медальоном. — Ты страшная женщина, Тун-тян. Теоретически, разрушить эту хрень почти нереально. Яд василиска и Адское пламя — это все, что я пока могу вспомнить. На змею ты не тянешь, так что… Босс, ты демон? За что был снова бит, и в этот раз одной угрозой Петуния не ограничилась, действительно перестав кормить Мукуро своей выпечкой… на пять дней. Планировала месяц, но повелась на жалобную мордочку Тумана и сдалась. А после, почесав затылок, поинтересовалась — а эта фигня с хитромудрым названием и не менее хитромудрым применением была в единственном числе, или у Темного Лорда таких по всей Англии штук сто напихано? — Я что, провидец? — возмутился Мукуро. — Это у тебя тут гиперинтуиция, босс, вот ты и разбирайся. Гиперинтуиция, подумав, проголосовала за цифру шесть. С минусом. Что делать с полученной информацией, она не знала. Интуиция говорила, что крестраж — это что-то нехорошее (откровенно плохое), но ей-то до этого какое дело? До тех пор, пока эта дрянь не контактирует с членами ее Семьи, ей все равно. Но, опять-таки, чертова интуиция (благослови ее Ками) подсказывала, что, если с осколками души не разобраться, причина волноваться у нее будет. Поэтому она, недолго думая, решила последовать проверенному способу, и не напрягаться самостоятельно. Только Мукуро припрягла для помощи. Тот в дело включился с нездоровым энтузиазмом.

Читайте также:  Французская булочка с творогом

Ночь. Парк. Две зловещие фигуры, которые, тихонько матерясь, рисовали таинственные символы… В общем, ничего необычного — для этого парка. Последовавшие завывания, которые длились почти час, Колина не смутили — его, после нескольких ночных прогулок здесь, вообще мало что могло смутить или напугать. Поэтому появившаяся в центре каракуль фигура его ни капельки не удивила. У него были свои дела — у него, в отличие от девушки, помощника не было. Все самому, все самому — и рисовать, и завывать, и жертву резать… Эх…

Демон её призыву почему-то обрадовался. И было в этом что-то… нездоровое. И чай с печеньками принял с ещё большей благодарностью, чем в прошлый раз. — Лорд Астарот, что-то случилось? — поинтересовалась она, рассматривая ещё более бледного, чем во время предыдущего визита, мужчину. И что-то подсказывало ей, что вовсе не в свете луны было дело. — Контрактор проблемный, — усмехнулся демон, мрачно хрустя печеньем. — Что тебе в этот раз нужно, женщина? — Крестражи уничтожить, — без прелюдий объявила она, мило улыбаясь. Мукуро, дабы тот молчал и не дергался, пришлось вморозить в землю с помощью Пламени — слишком уж тот рвался пообщаться. Представлять себе последствия она не хотела, поэтому было проще для её бедных нервов Рокудо связать. — А уничтожать обязательно? — полюбопытствовал мужчина, с хищным интересом косясь на два здоровенных булыжника из Пламени. В этот раз, пользуясь тем, что Мукуро был здесь, она заставила его поработать батарейкой — не все же ей одной корячиться. — А есть варианты? — Сожрать, — пожал плечами демон. — Это же осколки души. А я ими, на минуточку, питаюсь. — Двойная польза, да? — умилилась девушка здоровой наглости. — Да пожалуйста. Хоть жри, хоть уничтожай — главное, чтобы этой гадости здесь больше не было. — Чьи крестражи-то? — А все, до которых доберешься, — махнула она рукой. — Но обязательно — Волдеморта. А остальные по настроению. Задумавшийся демон, явно подсчитывающий количество якорей в этом мире, спустя минуту кивнул. — Хорошо, женщина. Что-то ещё? — Да ничего, в принципе, мне больше не надо… Камешков хватит? — Хватит, — кивнул демон, довольно ковыряя кристаллизировавшееся Пламя черным когтем. — А можно ещё понаглеть, женщина? — В зависимости от того, в чём. — Дай рецепт печенек? Петуния хихикнула, но кивнула. — После того, как закончишь, приходи — будет тебе и рецепт, и печеньки.

После смерти Тсуна очнулась. Покопалась в памяти. Посмотрела на себя в зеркало.
Ну что, берегись, Магический мир! Босс всея мафии идет!

Последнее обновление: 23 сентября в 23:11.

Если за прошедшее время изменился статус или размер произведения, нажмите Пожалуйста, подождите. Происходит обновление.’);">обновить

Комментировать
5 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector